20 сен. 2015 г.

Православные святыни Стамбула.

Цель моей нынешней поездки в Стамбул — посещение православных святынь. Я знала, что в Стамбуле есть храм Святой Софии, и не раз бывала в нем. Конечно, это величайшее сохранившееся до наших дней сокровище. Даже османы, захватившие город, не решились разрушить такой грандиозный и богатый храм, лишь обнесли его минаретами, пытаясь превратить в мечеть. Возможно, это и спасло ему жизнь. Сейчас он является музеем, в котором под сурами из Корана, выписанными арабесками под куполом, сохранились все основные части интерьера и внутреннего убранства христианского храма, посторенного византийским императором Константином. Но неужели это единственная православная святыня, которая сохранилась в этом городе, который когда-то был столицей христианского мира, славным Константинополем? Я решила найти другие свидетельства православия в Стамбуле и отправилась на поиски. Для начала почитала информацию в Интернете и отметила для себя несколько интересных мест, которые мне захотелось непременно посетить.

 

Итак, у меня всего 4 дня — и православный Стамбул. Всеми православными заведениями здесь безраздельно заведуют греки. Во-первых, исторически так сложилось, во-вторых, паства здесь греческая довольно многочисленна, соседи все-таки.

 

В первый день решаю отправиться в монастырь Богоматери. Он известен в Стамбуле как монастырь Балыклы - «рыбный», а в истории христианства знаменит своим храмом Живоносного источника. Собираясь в поездку в Балыклы, готовлюсь к  посещению красивейшего источника, в святой воде которого плавают золотые рыбки, поэтому беру с собой пластиковую бутылочку для воды.

 

Вспоминаю прочитанную историю монастыря. В V в. н.э. воин по имени Лев, встретив в тех местах слепого странника, по совету Божьей Матери промыл ему глаза водой из оказавшегося рядом источника. Слепой прозрел, а Лев вскоре стал римским императором и среди прочих своих праведных дел очистил источник и возвел рядом с ним монастырь. Захватив Константинополь, османы разрушили храм, но источник продолжал бить, и вода в нем по-прежнему была целительной, в чем убедился сам хан, испив ее и сцелившись от недугов. Поэтому монастырь был восстановлен. Естественно, вода и сейчас не утратила своих свойств. В честь этого чуда в храме установлена чудотворная же икона Животворящего источника

 

Ну вот, наконец, отправляюсь в путь. Ехать мне из центра Стамбула, из района Султанахмет. На карте значок с изображением монастыря Балыклы кажется мне далековатым от моего отеля, поэтому беру такси. Водитель уверяет, что хорошо знает это место. Едем вдоль живописных развалин, которые тянутся по правой стороне дороги довольно долго. Спрашиваю водителя, что это. Оказывается бывшая тюрьма. Такая большая? Сколько ж преступников здесь содержалось? Судя по размерам, многие тысячи. А сейчас причудливо развалившиеся кирпичные стены облюбовали местные бомжи: тут и там над кое-как нахлобученными на остатки кирпичных стен навесами из разнородного строительного материала струится дымок. Варят обед или просто греются? Наконец резко поворачиваем направо и еще какое-то время едем в обратную сторону до перекрестка. А потом снова направо, и водитель уверенно заезжает в какие-то ворота. Он объясняет, что это греческая больница, и монастырь на ее территории. Однако, когда он приоткрывает окно, чтобы уточнить дорогу у дворника, тот указывает совсем другой путь. Обескураженный водитель возращается на главную дорогу и еще какое-то время едет по указанному маршруту. Снова ворота. Теперь уже больше похожие на церковные. Водитель выходит из машины, чтобы еще раз справиться у торгующих сувенирами у ворот людей, и снова получает отрицательный ответ. Но тут уж ехать почти не надо. Вход в монастырь практичеки напротив. А то были ворота на кладбище.

 

В  воротах нас встречает один-единственный человек,пожилой турок, и охотно приглашает пойти за собой. Мы пересекаем небольшой дворик и входим в храм. Меня охватывает ощущение праздника. На белых мраморных стенах храма в резных позолоченных окладах очень яркие, красочные иконы. Я спукаюсь за привратником по узкой лестнице между белыми каменными стенами вниз. На лестничном пролете он останавливается и обращает мое внимание на квадратную нишу в стене. Я подхожу ближе и вижу, что это не ниша, а ход, который уходит влево. Мой проводник объясняет, что он ведет прямо к храму Святой Софии. Ну если учесть, что я примерно оттуда приехала сюда на такси, то это не близко. Интересно, зачем византийцам потребовалось соединять эти два храма? Праздник продолжается. Только к нарядным иконам на белоснежных мраморных стенах храма добавляеся совершенно неожиданный элемент интерьера в виде небольшого бассейна с зеленоватой водой. В толще мутной воды и впрямь угадываются красные спины золотых рыбок. На арочной стене, соединяющей берега бассейна, находится большая и очень красочная икона, представляющая собою некий коллаж. Основные цвета в сочетании с белоснежным мрамором — золото, серебро, лазурь и пурпур. В центре - образ Богородицы в серебряном окладе, вокруг которого живописные изображения людей и практически повторяющая реальные очертания бассейна купель с голубой животворящей водой. Источник обрамлен мраморными ступенями. На одной из них слева в ряд стоят аккуратные пластиковые бутылочки с уже заготовленной водой. Так что я зря брала свою тару. Из кранов перед бассейном льется живоносная вода, которую можно попить и умыться, что я и делаю. И снова к иконам. Слева — потемневшие лики на иконе Благовещение. Есть и еще иконы. Они не совсем привычны нашему, воспитанному русскими иконописцами, глазу. Все-таки Византия. Высокий иконостас венчает позолоченный крест, восходящий к самому куполу. Но, кажется, здесь образа не такие древние. И все же здесь совершенно необычное ощущение радости, праздника, света, чистоты. Такое впечатление, что это не храм вовсе, а мраморный дворец: зеленая вода, золотые рыбки, золотые язычки горящих в подсвечниках с золотым песком свечей. Странно только, что я одна в этом дворце. Ко мне, находящейся в несколько отрешенном состоянии, подходит человек, который привел меня сюда и все это время стоял у стеночки. Он турок, но объясняет, что православный христианин. Говорит, что в тех местах, откуда он родом, двенадцать православных храмов. Жестом приглашает за собой. Мы выходим во внутренний дворик. Тут надгробия покоящихся здесь настоятелей монастыря. Среди них даже есть один американец — с гордостью показывает мраморное надгробье привратник. Имена всех двенадцати настоятелей, которые похоронены здесь, перечислены на двух прикрепленых к стене мраморных досках. Отдаю им всем поклоны, пусть покоятся с миром.

 

Пора в обратный путь. Водитель уже заждался. Напоследок прошу его сфотографировать меня в первом дворе, перед входом в храм, который символизируют каменные ворота с двуглавым орлом на вершине. Уже сидя в машине, никак не могу выйти из состояния прикосновения к истине, которая была передо мной. А было ли все это? Или это сон — вода, рыбки... Да нет, вот она, святая вода, - думаю я, сжимая в руках бутылочку с влагой из Животворящего источника.

                                                                      Алла Рябцева.